Разведывательная деятельность, или шпионаж, – явление столь же древнее, как и сама наша цивилизация.

Ведь недаром согласно классической иерархии древнейших профессий разведка занимает второе место, отставая от проституции и опережая журналистику. Если верить Библии, Господь приступил к организации разведки вскоре после того, как создал небо, землю и человека.
Непосредственное руководство разведкой было поручено пророкам, в частности, как рассказывается в библейской «Книге чисел» (глава 13), пророку Моисею. Не станем сейчас излагать указания Господни и распоряжения Моисея и подробно описывать первую разведывательную операцию по обозрению земли, длившуюся 40 дней. Мораль этого эпизода из Библии проста: доброкачественная разведка всегда принесет богатые плоды. Экономическая разведка как неотъемлемый компонент исторического развития производительных сил меняла характер, формы и проявления в соответствии с эволюцией способа производства и уровнем развития науки и техники. В историческом аспекте экономическая разведка едва ли не старше военной и политической.
Классический пример экономической разведки можно найти в романтической истории, относящейся примерно к XV веку до нашей эры. В ней рассказывается о китайской принцессе, отправляющейся к своему возлюбленному за границу в шляпе из живых цветов, где были спрятаны шелковичные черви.

Родиной первых теоретиков разведки считается Китай, там уже в IV веке до нашей эры появился первый фундаментальный труд об этом нелегком ремесле. Это книга «Искусство войны» блестящего философа Сунь Цзы: «Если просвещенный государь или рассудительный генерал одерживают победу над противниками каждый раз, когда они переходят к действиям, то это достигается благодаря предварительной информации. Так называемая предварительная информация не может быть получена ни от духов, ни от божеств, ни по аналогии с прошлыми событиями, ни путем расчетов. Ее необходимо получить от человека, который знаком с ситуацией противника».
Сильный толчок развитию экономической разведки дало разделение труда и появление торговли и денег, что произошло в период разложения первобытного строя и возникновения рабовладельческого общества. «Дело мужчин – наживать, дело женщин – сохранять», – писал Аристотель. Вряд ли римские легионеры читали философа, но поступали они в полном согласии с постулатом великого грека. Через свою разведку Рим получал информацию. Сведения о состоянии любой страны собирались по многим экономическим аспектам, начиная с климата и наличия дорог и заканчивая плодородием земель, трудолюбием населения и количеством продовольственных запасов. Особой заботой Сената было выявление объемов и мест захоронения сокровищ, накопленных царями и правителями намеченных для завоевания земель. И то, что ныне кажется чуть ли не случайным выбором в захватнических войнах, в действительности представляло собой хорошо продуманную стратегию по захвату наиболее богатых территорий. Рим упивался собственным военным могуществом и знал, что противостоять его железным легионам не в состоянии ни рафинированная организованность эллинов, ни дикая храбрость парфян, ни бессильная ярость местных царьков. Выбор направления удара в первую очередь обусловливался тем, что может принести победа. Это и предопределяло необходимость хорошо поставленной разведывательной деятельности. Именно хорошо поставленная экономическая разведка позволила Риму, как гигантскому спруту, вытягивать из покоренных стран золото, серебро, жемчуг, пурпур и шелк, ценившийся в древнем мире наравне с золотом. Так или иначе эмбрион экономической разведки, возникнув в доисторические времена, развился с зарождением торговли и ремесел. Как только те или иные приемы, приспособления, нововведения начинали приносить выгоду их владельцам, их тут же пытались засекретить. Те же, кто терял на незнании, старались овладеть этими секретами любой ценой. Зародышем коммерческой разведки, набиравшей силу с развитием ремесел и торговли, был частный шпионаж. Еще на заре цивилизации египетские торговые дома, афинские и родосские купцы собирали тайную информацию, которая могла бы способствовать коммерческому успеху. Но такая разведка носила эпизодический характер и осуществлялась самими торговцами или их посредниками.
Купцы старались узнать, какой товар, какого качества, в каком количестве привезли на данный рынок конкуренты, по какой цене будут продавать. Разумеется, они не упускали случая подпортить товар конкурентов, пустить слух об их нечистоплотности, об их мнимых и действительных пороках, а также отметить непомерно высокие цены при недопустимом качестве товаров. Позднее все эти приемы получили более наукообразные и благозвучные названия: диффамация, имидж, конъюнктурный анализ, реклама и т. д.
В позднее Средневековье наряду с государственной экономической разведкой в торговых городах Средиземноморья зародилась и частная разведка североитальянских торговых компаний. Венеция и Генуя стали центрами экономической разведки, где коммерческие тайны ценились выше, чем политические. С XI века богатство и мощь (а значит, и жизненный уровень итальянских городов-государств) все в большей степени зависели от торговли с арабским Востоком и, естественно, от всех случайностей и опасностей, связанных с этим видом деятельности. Все купцы и дипломаты, отправлявшиеся в зарубежные страны, становились агентами разведки Светлейшего (титул правителя Венеции) как по коммерческим, так и по политическим вопросам. Благодаря этому маленькой республике удалось занять ведущие позиции и сохранить их, несмотря на открытие новых океанских путей и появление больших государственных образований и великих держав.
Первая настоящая частная разведслужба была создана флорентийскими купцами-банкирами (эти виды деятельности в то время часто совмещались) в XIV веке. Затем такую разведслужбу создали Фуггеры из Аусбурга, которые в XV и XVI веках входили в число крупнейших промышленников и дельцов.
Под руководством Якоба Фуггера (1459-1525) функционировала высокоэффективная разведывательная сеть, основой которой служили многочисленные представительства фирм в различных европейских странах. Распространялось даже специальное информационное письмо, содержащее все последние новости о политических и коммерческих делах.
Но банкирский дом Фуггеров – пример того, что большая и эффективная разведка – не одно и то же. Испанские Габсбурги, которые были основными должниками Фуггеров, обанкротились и потянули за собой в финансовую пропасть южногерманских банкиров.
Высокой эффективностью своей разведслужбы прославились Ротшильды. В конце XVIII века пять братьев основали банки в пяти европейских столицах: в Лондоне, Париже, Вене, Франкфурте и Неаполе. Во время войны с Наполеоном они завербовали более 200 агентов и предоставили свои разведданные, а также возможности по межгосударственному переводу капиталов в распоряжение Англии. Расходы они с лихвой покрыли с помощью ловкой биржевой аферы. От своих информаторов Натан Ротшильд первым узнал о поражении Наполеона. Он немедленно приступил к массовой продаже своих акций. Все остальные биржевики сразу же последовали его примеру, так как решили, что сражение проиграли англичане. Когда цены упали до предельно низкого уровня, Ротшильд все скупил.
Англичане первыми расширили деятельность секретных служб на сферу экономики. Главной ставкой в игре послужила текстильная промышленность. Благодаря техническому превосходству Великобритания обеспечивала себе в области текстиля практически монопольное положение. Однако в конце XVIII века представители южных штатов Америки не пожалели финансовых средств на организацию промышленного шпионажа на английских фабриках в Ланкашире. В результате им удалось получить чертежи прядильной машины. Это послужило отправной точкой для создания и развития хлопчатобумажной промышленности в Америке.
Из-за наличия дешевой, зачастую рабской рабочей силы американская хлопчатобумажная промышленность представляла реальную угрозу для Англии. Поэтому англичане решили любой ценой защитить конкурентоспособность своей промышленности. Это удалось за счет максимальной эксплуатации пахотных земель и сельскохозяйственных угодий в колониальных владениях путем создания огромных хлопковых плантаций в Африке и Вест-Индии. Эту миссию успешно выполнил Генри Уикхем, который до этого великолепно себя зарекомендовал, когда нелегально вывез из Бразилии семена гевеи, разрушив тем самым монополию этой страны на каучук.
Исподволь люди, интересующиеся делами сородичей, не могли не понять всю выгоду, связанную с наличием информации. Ведь информация и разведка сопутствуют друг другу и сегодня, как и тысячи лет назад.
Агентов разведки никогда не щадили. Нередко их находили с перерезанным горлом, проломленным черепом или с удавкой на шее. Во время войн их расстреливали без суда и следствия. Французская революция их гильотинировала, Крупп после «энергичного допроса» замуровывал их в подвалах частной контрразведки, американцы сажали на электрический стул... Однако меньше шпионов от этого не становилось.
Экономический, промышленный, коммерческий, научно-технический шпионаж означает активные действия, направленные на сбор, хищение, накопление и обработку ценной информации, закрытой для доступа посторонних лиц.
Для сбора разведданных используются самые различные методы. Многие из них не отличаются особой порядочностью, однако все они неизменно эффективны:
- закупка товаров конкурента;
- обязательное присутствие на ярмарках, выставках, конференциях и т. п., при этом собирается вся доступная или оставленная по недосмотру документация и информация, фотографируется все, что возможно;
- посещение предприятий;
- финансирование контрактов на выполнение научно-исследовательских работ за рубежом с целью проникновения в лаборатории;
- отправка на учебу за рубеж студентов и стажеров;
- бесконечные безрезультатные переговоры, в процессе которых постоянно запрашивается дополнительная информация;
- похищение чертежей и технической информации;
- шпионаж и простое воровство.
Повседневная жизнь значительно прозаичнее, чем лихо закрученный сюжет детективных романов. С окончанием холодной войны завершилась только политическая конфронтация двух систем. Экономические интересы каждой из сторон остались. А в мире бизнеса нет места жалости и слабости, конкуренция – это стремление уничтожить противника любой ценой, невзирая на средства. Это жестокая борьба, где вопрос ставится однозначно: или ты, или тебя пустят по миру. А поэтому разгораются новые, теперь уже торговые войны: нефтяные, стальные, автомобильные. Причем не только между трестами и корпорациями, но и между государствами, ревниво оберегающими национальную экономику.
В этом плане очень показателен международный скандал, который произошел в марте 1993 года. Посольство США в Париже получило пакет, где содержался секретный документ, являющийся, по сути, стратегическим планом торговых войн начала 90-х годов. В нем перед французской разведкой ставились задачи по получению конфиденциальной информации о деятельности американских фирм, банков и брокерских домов. В сферу интересов Главного управления внешней безопасности (DGSE) были включены маркетинговая стратегия, тактика заключения сделок, планы инвестиций и многое другое. Клод Сильберзан, директор DGSE, в интервью газете LeMonde открыто признал, что «современный шпионаж является главным образом экономическим, научным, техническим и финансовым». А бывший шеф этой организации Пьер Марион добавил, что экономический шпионаж в стане друзей является «нормальной деятельностью разведывательного агентства», когда противостояние государств переходит с военно-политического на экономико-технологический уровень.
Между разведслужбами США, Великобритании, Австралии, Канады и Новой Зеландии существует пакт под кодовым названием «Великобритания–США». На его основе создана самая крупная в мире система прослушивания и перехвата телефонных разговоров, факсов и электронной почты, способная улавливать до 100 миллионов сообщений в месяц. В 80 процентах случаев результаты этой деятельности используются для промышленного шпионажа. Система называется «Эшелон». Создана она по инициативе Агентства национальной безопасности США. Станции действуют по всему миру: на американских военных базах в Германии, в Тихом океане и даже Гонконге. На территории Англии расположены перехватывающие и транзитные станции. Система работает по принципу ключевых слов. Программе, которая называется «Словарь», задается некое ключевое слово, например «микропроцессор», и все станции начинают ворошить перехваченные телефонные переговоры, факсы и сообщения электронной почты в поисках этого слова. Затем останется только прослушать, кто, кому и по какому поводу говорил это слово.
Чрезмерное любопытство присуще не только французам и американцам. Большую активность в погоне за чужими экономическими секретами проявляют спецслужбы Германии, Японии, Южной Кореи и других промышленно развитых стран. Дошло даже до того, что известная фирма IBM, обеспокоенная проникновением японских промышленных шпионов, обратилась в ФБР за помощью. ФБР совместно с ЦРУ разработало специальную общенациональную программу для бизнесменов, дающую представление о целях и методах промышленного шпионажа, способах оценки угрозы и методике обеспечения защиты информации, составляющей коммерческую тайну.
Согласно данным общества промышленной безопасности США в 1997 году зафиксировано 1100 случаев промышленного шпионажа, жертвами которого стали 1300 американских фирм. За последние четыре года число пострадавших от кражи экономических секретов выросло в пять раз.
Нынешняя гонка технологий заставляет создавать свои разведывательные подразделения для сбора информации о конкурентах даже производителей кошачьего корма и туалетной бумаги. Этот спрос породил целую отрасль «информационных брокеров», специализирующихся на выуживании корпоративных секретов легальными и нелегальными методами. Ее считают самой быстрорастущей на сегодня сферой бизнеса в Соединенных Штатах.
В американских высших учебных заведениях уже более 30 лет ученым, стажерам, аспирантам и студентам преподается более ста развернутых курсов по различным аспектам разведки и контрразведки.
В США расходы на экономическую разведку составляют почти 40 процентов от общего бюджета всех спецслужб этой страны. В апреле 1993 года представитель штаб-квартиры ЦРУ Л. Кристчен в интервью журналу Fortune заметил, что американская разведка переносит основной акцент своей деятельности из сферы военно-политической в сферу глобального бизнеса. В связи с этим ей требуются новые сотрудники, обладающие опытом работы в мире бизнеса и финансов.
В конце того же 1993 года Б. Клинтон дал указание руководству разведывательного сообщества США углубить исследования в области экономической разведки. Было выделено три приоритетных направления: макроэкономическая разведка – сбор стратегической информации о глобальных процессах в экономиках других государств; микроэкономическая разведка – сбор тактической и оперативной информации по той же проблематике; экономическая контрразведка – противодействие попыткам иностранных государственных спецслужб и коммерческих фирм добыть американские торгово-экономические и технологические секреты.
Усиление всего разведывательного сообщества, наращивание оперативных возможностей ЦРУ и активизация тайных операций осуществляются для обеспечения американских интересов за счет других стран и прежде всего России. В документе о «перестройке» в ЦРУ говорится: «Ни одна общегосударственная программа США не должна оставаться без специалистов по тайным операциям и без учета возможностей разведки в реализации этой программы».
На рассмотрение американских законодателей вносится предложение о том, чтобы руководитель разведсообщества США (директор ЦРУ) имел полномочия затребовать для выполнения тех или иных заданий любого человека из любого федерального ведомства и учреждения. По существу, вся Америка превращается в разведсообщество. И в дальнейшем упор будет делаться главным образом на человеческий фактор, то есть на работу с агентами, а не на технические средства. В комитете по разведке прямо говорят о том, что «нам не хватает людей «в поле», не хватает тех, кто хорошо знает иностранные языки».
Директор ЦРУ лично руководит работой по расширению нетрадиционной сети агентуры. В традиционном понимании агенты работают под официальным прикрытием, например, посольств или консульств. Выявить таких агентов, по мнению руководителей американских спецслужб, труда не составляет. Поэтому ЦРУ смещает акценты на вербовку бизнесменов и менеджеров среднего уровня, которые затем будут внедряться в многонациональные корпорации с тайного согласия руководителей этих корпораций. Обучать их будут как бы дистанционным способом, дабы обеспечить надежность прикрытия.
В университетах США значительно расширился спектр кандидатов на работу в ЦРУ. Представители этой организации, занимающиеся подбором новых сотрудников, ныне интересуются более широким кругом специалистов. Например, им нужны люди с дипломами менеджеров, знающие различные языки.
В соответствии с американским «Законом о расчленении России» (PL86-90), с установками З. Бжезинского в России с помощью американских спецслужб и их союзников запущен негласный механизм ее расчленения. Среди важнейших элементов этого механизма – сепаратистские движения и тенденции, которые инициированы иностранными спецслужбами во главе с ЦРУ на Северном Кавказе. Эти движения и тенденции нарастают в Поволжье, в северных национальных республиках и автономных образованиях, на территории которых добывается более половины российской нефти, 2/3 природного газа, до 90 процентов алмазов, платина, золото, никель, медь, олово и другие ценные металлы, производится более 2/5 целлюлозы и бумаги.
Соединенные Штаты продолжают с помощью определенных сил внутри России удерживать ее в жестких условиях оказания ей такой экономической «помощи», в результате которой на вложенные 1-1,5 млрд долларов из страны вывозится, по некоторым оценкам, около 20 млрд долларов в год, а госсобственность за бесценок передается в руки американских и других зарубежных монополий (за 500 приватизированных ими промышленных предприятий они уплатили только 7 млрд долларов вместо 200 млрд долларов ). Механизм такой «помощи» в области технологического сотрудничества был разработан еще в 60-е годы для СССР. По словам академика Г. В. Арбатова, такая помощь преследовала только две цели: изучить состояние развития той или иной области (то есть заполучить секреты) и навредить противнику.